НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
Системообразующие проблемы на пути экономической интеграции России и стран Центральной Азии: «глобализация» против «регионализации». Часть 1. Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ЭКОНОМИКА
Автор: В.Парамонов, А.Строков   
13.07.2010 15:51

Мало задумываясь над геоэкономическим смыслом своего геополитического движения в глубь Евразии, Россия на протяжении более 100 лет все же поступательно и настойчиво формировала общую экономику с Центральной Азией (ЦА). В особенности, это касается периода существования СССР, когда Россия и ЦА стали составными частями унитарной экономической системы. Характерно, что именно тогда наблюдался беспрецедентный в истории народов России и Центральной Азии экономический взлет, в целом небывалый прорыв в развитии, связанный с форсированием, как сегодня сказали бы, региональной экономической интеграции.

Однако, после распада СССР Российская Федерация (РФ) и большинство стран ЦА (как и остальных постсоветских государств) не понятно почему выбрали совсем другой курс, на полномасштабную глобализацию: всемерную интеграцию в мировое экономическое пространство. При этом на протяжении 1990-х годов РФ и ЦА, уже не рассчитывая друг на друга и даже временами откровенно демонстрируя «ненужность» возобновления былых тесных региональных экономических связей, стали предпринимать настойчивые попытки осуществить экономический рывок за счет привлечения прямых иностранных инвестиций со стороны глобальных центров силы. Россия в своей стратегии развития первоначально сделала ставку на интеграцию в евро-атлантическое сообщество, а страны ЦА – на многовекторность, балансируя между различными центрами силы. Но уже к концу XX века стало очевидно, что ни России, ни государствам региона не удалось сколько-нибудь полноценно и выгодно для себя интегрироваться в глобальную экономику. Такая интеграция возможна только на условиях окончательного закрепления за РФ и ЦА статуса «сырьевых придатков».

В начале XXI века Россия и страны ЦА, в какой-то степени начав осознавать все это, несколько скорректировали свои внешние экономические стратегии в пользу регионализации – восстановления былых связей. Как результат, начиная с 2000 года (прихода к власти В.Путина и его команды) Россия усилила свою политическую активность на центральноазиатском (и восточном в целом) направлении. В свою очередь, государства ЦА политически в целом откликнулись на инициативу России, проявив заинтересованность в восстановлении былых экономических отношений. В случае Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана это стало очевидно уже в 2000 году, когда эти страны совместно с Россией юридически оформили ЕврАзЭС, в случае Узбекистана – в 2005 году после т.н. андижанских событий, в случае Туркменистана – в 2007 году после смерти С.Ниязова (декабрь 2006 года). Именно на этот период пришелся и всплеск экономического сотрудничества РФ и стран ЦА, а также с Китаем (том числе в рамках ШОС).

 
Эксперты: Китай в одиночку не сможет экономически освоить Евразию Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ЭКОНОМИКА

Аннотация книги В.Парамонова, А.Строкова и О.Столповского Агентством "Регнум" (Россия) от 21.12.2009.

 

Экономическое освоение внутриконтинентальной Евразии – это не только залог долгосрочных и взаимовыгодных экономических отношений Китая со странами Центральной Азии и Россией, но и важное условие процветания всех этих стран. Об этом говорят узбекские эксперты Владимир Парамонов, Алексей Строков, Олег Столповский в своем коллективном исследовании "Китайский экономический экспресс в Центре Евразии: новая угроза или исторический шанс?", передает корреспондент ИА REGNUM Новости.

По их словам, во-первых, очевидно, что для решения данной задачи необходимо объединение усилий в рамках реального стратегического союза и мощного межгосударственного экономического блока, тем более, что институциональная основа для этого уже имеется (ЕврАзЭС и ШОС). Сегодня Пекин самостоятельно начинает осваивать внутреннюю Евразию. Тем не менее, представляется, что даже Китаю, несмотря на его экономическую мощь, в одиночку вряд ли будет под силу решение указанной задачи.

"Важным стимулом процессу по консолидации усилий КНР, РФ и стран ЦА в плане совместного освоения внутренней Евразии могло бы стать развитие российско-китайского стратегического партнерства - реального, а не декларативного. В случае, если Россия при поддержке Китая начнет укреплять ЕврАзЭС, а затем совместно развивать ШОС как экономический блок, то страны Центральной Азии, безусловно, присоединятся к этому, так как экономические выгоды для них будут очевидны", - указывают эксперты.

 
Эксперты: Интеграция в рамках ЕврАзЭС и ШОС могла бы привести к формированию мощного экономического блока Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ЭКОНОМИКА

Аннотация книги В.Парамонова, А.Строкова и О.Столповского Агентством "Регнум" (Россия) от 20.12.2009.

 

Узбекские эксперты Владимир Парамонов, Алексей Строков, Олег Столповский в своем коллективном исследовании "Китайский экономический экспресс в Центре Евразии: новая угроза или исторический шанс?" считают, что дальнейшее увеличение масштабов экономического присутствия Китая в Центральной Азии (ЦА) напрямую затронет жизненно важные экономические интересы Российской Федерации, передает корреспондент ИА REGNUM Новости. По их словам, за более чем 100-летний период пребывания России и Центральной Азии в рамках единых государств (Российской империи и СССР) между ними сформировалась жесткая экономическая взаимозависимость, которая за постсоветский период ослабла лишь в незначительной степени. В этой связи рекомендации по выводу экономических отношений КНР со странами ЦА на качественно более высокий уровень следует рассматривать в тесной взаимозависимости с интересами и политикой РФ.

"Тем более, что, несмотря на сохраняющийся комплекс сложнейших проблем на пути развития взаимовыгодного экономического сотрудничества между Россией, Китаем и странами Центральной Азии и очевидную пессимистичность связанных с этим основных сценариев, потенциал именно этого сотрудничества все же значителен как в рамках ЕврАзЭС, так и в рамках ШОС. Залогом этого является то, что только у РФ, КНР и стран ЦА объективно есть общий долгосрочный интерес - совместное экономическое освоение и развитие огромного внутриконтинентального пространства Евразии. Конечно, безусловными лидерами в реализации вышеуказанной грандиозной задачи могут быть Китай и Россия, однако, и роль Центральной Азии представляется тоже очень важной", - считают узбекские эксперты.

По их мнению, непосредственно прилегающий к российским и китайским границам центральноазиатский регион способен кардинально усилить экономический потенциал и России, и Китая, придать мощный импульс их развитию, стать важным фактором в укреплении российско-китайского стратегического партнерства. Прежде всего, это связано (1) с огромными и разнообразными сырьевыми ресурсами Центральной Азии, (2) достаточно благоприятными природно-климатическими условиями для их освоения и организации на этой базе промышленного производства, (3) наличием развитой (еще в советское время) транспортной инфраструктуры и, соответственно, уникальных транзитных возможностей.

 
Экономическая деятельность Китая не способствует развитию Центральной Азии: узбекские эксперты Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ЭКОНОМИКА

Аннотация книги В.Парамонова, А.Строкова и О.Столповского Агентством "Регнум" (Россия) от 19.12.2009.

 

По истечению первого десятилетия XXI века у Китайской Народной Республики (КНР) и государств Центральной Азии (ЦА) так и не сложились полноценные экономические отношения, которые предполагали бы глубокую взаимовыгодную кооперацию, а экономическое проникновение КНР в ЦА носит неоднозначный характер с точки зрения долгосрочных интересов государств региона. Об этом говорится в коллективном исследовании узбекских экспертов Владимира Парамонова, Алексея Строкова, Олега Столповского "Китайский экономический экспресс в Центре Евразии: новая угроза или исторический шанс?", передает корреспондент ИА REGNUM Новости.

По мнению экспертов, с одной стороны, растущие из года в год китайские финансовые ресурсы (инвестиции и кредиты) - серьезное экономическое "подспорье" для центральноазиатских стран, а в случае Таджикистана - даже ключевой фактор экономической безопасности. С другой стороны, экономическая деятельность Китая и китайских компаний в Центральной Азии пока не способствует полноценному промышленному и инновационному развитию стран региона, превращая их лишь в сырьевые придатки китайской экономики.

"Дальнейший характер развития экономических отношений КНР с государствами ЦА во многом предопределиться ими самими, а также политикой Российской Федерации (РФ) с учетом того, что основные проблемы на пути развития региона связаны с фактором распада СССР и единой экономической системы Советского Союза, а поэтому напрямую касаются РФ. Причем, основные тенденции развития Китая, Центральной Азии и России, как и постсоветского пространства в целом будут идти в фарватере глобального процесса, процесса формирования новой системы международных экономических отношений. Одним из его главных проявлений будет оставаться фактор обостряющейся конкуренции за контроль над мировыми ресурсами. Объектами данной конкуренции будут выступать неустойчивые к внешнему воздействию страны, которые не сумели сформировать эффективного регионального экономического блока (или присоединиться к уже существующему) и/или не смогли занять достойную нишу в глобальной экономике", - считают эксперты.

 
Эксперты: у членов ЕврАзЭС и ШОС преобладают краткосрочные интересы Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ЭКОНОМИКА

Аннотация доклада В.Парамонова и А.Строкова Агентством "Регнум" (Россия) от 20.11.2009.

 

Узбекские эксперты Владимир Парамонов и Алексей Строков в своем исследовании "Проблемы в сфере экономических отношений между Китаем и Центральной Азией или к вопросу о возможной дестабилизации ситуации во внутренних пространствах Евразии", одной из проблем в экономических отношениях между Китайской Народной Республикой (КНР) и Центральной Азией (ЦА) считают отсутствие региональной интеграции в Центральной Азии, а также в рамках ЕврАзЭС и ШОС, передает корреспондент ИА REGNUM Новости.

По их мнению, данная проблема во многом определяется превалированием у всех без исключения государств ЦА, РФ и КНР краткосрочных узко национальных интересов над видением стратегических перспектив многостороннего сотрудничества. "На первый взгляд может показаться, что интеграцию в значительной степени сдерживает устойчивая тенденция обострения внешней конкуренции за сферы влияния в Центральной Азии и других постсоветских странах. Внешние силы зачастую рассматривают интеграционные инициативы как механизмы проецирования своего влияния. Это выражается в столкновении различных стратегий по так называемому форматированию и переформатированию постсоветского пространства в рамках выгодных институтов, проектов, концепций и схем развития. В случае ЦА в центре данной конкуренции, как правило, находятся вопросы освоения богатой ресурсно-сырьевой базы региона и контроля направлений транспортировки сырьевых ресурсов на внешние рынки. В этой связи показательно, что в постсоветский период международное сотрудничество в сфере освоения нефтегазового потенциала Центральной Азии, реконструкции старых и строительства новых трубопроводов развивается наиболее успешно.

Однако главная причина отсутствия интеграции в Центральной Азии связана все же с неготовностью бывших советских республик признать важность наднациональных структур. Обостренное ощущение национального суверенитета во многом препятствует видению многостороннего сотрудничества как ситуации, выигрышной для всех сторон. При этом сами постсоветские страны действуют разрозненно, пытаются проводить активную политику балансирования между основными мировыми и региональными центрами силы", - отмечают узбекские эксперты. По их словам, в свою очередь, региональной интеграции в более широком контексте препятствует то, что Россия и Китай - естественные лидеры наиболее действенных сегодня на постсоветском пространстве интеграционных институтов: ЕврАзЭС и ШОС - уделяют мало внимания реальному экономическому укреплению данных организаций. В настоящее время сотрудничество КНР и РФ с теми же странами ЦА осуществляется преимущественно на двусторонней основе, сфокусировано во многом на нефтегазовой сфере и обслуживающем ее трубопроводном транспорте.

 
Проблема сырьевой ориентации экономик России и стран Центральной Азии не может быть решена в узких национальных рамках Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ЭКОНОМИКА

Аннотация доклада В.Парамонова и А.Строкова Агентством "Регнум" (Россия) от 19.11.2009.

 

Узбекские эксперты Владимир Парамонов и Алексей Строков в своем исследовании "Проблемы в сфере экономических отношений между Китаем и Центральной Азией или к вопросу о возможной дестабилизации ситуации во внутренних пространствах Евразии" одной из проблемой в экономических отношениях между Китайской Народной Республикой (КНР) и Центральной Азией (ЦА) считают, сырьевую ориентацию экономик России и стран Центральной Азии, передает корреспондент ИА REGNUM Новости.

По их мнению, данная проблема заключается в том, что экономики стран ЦА и РФ неконкурентоспособны и предпосылок к преодолению этого в условиях отсутствия промышленной политики и межгосударственной координации усилий в обозначенном направлении не просматривается. С особой отчетливостью это проявилось именно после распада СССР, а в постсоветский период в значительной степени связано с нежеланием России и государств Центральной Азии использовать в целях своего комплексного развития огромный потенциал факторов структурно-экономического и экономико-географического характера. "При этом в случае Центральной Азии характерно то, что еще в советское время экономическая деятельность в регионе была ориентирована преимущественно на удовлетворение потребностей других советских республик в сырьевых ресурсах и в меньшей степени на выпуск готовой продукции. В свою очередь, в отличие от центральноазиатских стран, Россия в советское время была ориентирована преимущественно на выпуск готовой продукции. Однако после распада СССР с особой силой высветилась объективная слабость российских производителей, что привело многие перерабатывающие отрасли российской промышленности к таким же последствиям, как и в республиках Центральной Азии. Не в последнюю очередь это связано с тем, что промышленные центры РФ находятся в экономико-географической изоляции и к тому же расположены в крайне неблагоприятной климатической зоне. В силу продолжительной холодной зимы организация любого производства в России, включая добычу сырья, строительство предприятий, эксплуатацию производственных мощностей и инфраструктуры, а также оплату труда обходится значительно дороже, чем во многих других странах", - отмечают узбекские аналитики. По их словам, в условиях крайне слабого применения энергосберегающих технологий в России на единицу ВВП расходуется энергии в 5-6 раз больше, чем в европейских странах и в 12-16 раз больше, чем в США и Японии. Транснациональные корпорации промышленно развитых стран размещают свое производство преимущественно в странах с теплым климатом (например, в том же Китае, где энергоемкость любого производства несопоставимо меньше, нежели в России) и, кроме того, широко используют энергосберегающие технологии.

 
Из-за дороговизны перевозок основные сухопутные коммуникации в Евразии идут в обход Центральной Азии Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ЭКОНОМИКА

Аннотация доклада В.Парамонова и А.Строкова Агентством "Регнум" (Россия) от 18.11.2009.

 

Узбекские эксперты Владимир Парамонов и Алексей Строков в своем исследовании "Проблемы в сфере экономических отношений между Китаем и Центральной Азией или к вопросу о возможной дестабилизации ситуации во внутренних пространствах Евразии" проблемой номер один в экономических отношениях между Китайской Народной Республикой (КНР) и Центральной Азией (ЦА) считают экономико-географическую изоляцию Центральной Азии, а также ряда регионов Китая и России, передает корреспондент ИА REGNUM Новости.

По их мнению, данная проблема связана с удаленностью ЦА, ряда регионов РФ и КНР от морских коммуникаций, что в случае Центральной Азии еще усугубляется ее раздробленностью на национальные сегменты. Известно, что в современной мировой экономике морской транспорт в целом более предпочтителен, чем железнодорожный, автомобильный и воздушный. Это связано с целым рядом преимуществ: гораздо большей грузоподъемностью морского транспорта, меньшим расходом топлива в расчете на 1 тонно-километр, отсутствием необходимости в оплате пошлин при транспортировке грузов морем, а также амортизационных отчислений для поддержания коммуникаций в рабочем состоянии (в отличие, например, от сухопутных коммуникаций).

"Именно фактор дешевизны морского транспорта по сравнению с сухопутным еще 500 лет назад сыграл ключевую роль в упадке Великого шелкового пути и вплоть до настоящего времени определяет перманентное отставание в экономическом развитии внутриконтинентальных регионов от приморских во всем мире. Однако особенно ярко это проявляется в Евразии, имеющей огромное внутреннее пространство.

Поэтому страны Центральной Азии, большинство промышленных регионов России (Урал, Сибирь, Поволжье и ряд других) и внутриконтинентальные провинции Китая (особенно западные, такие как Синьцзян-Уйгурский автономный район) связаны стержневой проблемой: географической удаленностью от морских коммуникаций, являющихся главными артериями мировой торговли. Следовательно, указанные выше территории находятся вне основных рынков и на обочине магистральных направлений глобального экономического развития", - отмечают узбекские аналитики.

 
Повышенное внимание Китая к Узбекистану определяется политическими и стратегическими соображениями – эксперты Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ЭКОНОМИКА

Аннотация доклада В.Парамонова, А.Строкова и О.Столповского агентством «Регнум» (Россия) от 31.10.2009.

 

Узбекские эксперты по вопросам Центральной Азии, политики России и Китая в регионе Владимир Парамонов, Алексей Строков и Олег Столповский в коллективном исследовании под названием “Экономическое присутствие Китая в Узбекистане” считают, что масштабы экономического присутствия Китая в Узбекистане все еще относительно скромны, передает корреспондент ИА REGNUM Новости. По мнению экспертов, в последние годы Узбекистан старается привлечь китайских инвесторов для участия в проводимой в стране программе широкомасштабной приватизации крупных экономических объектов, но Пекин и китайский бизнес пока слабо реагируют на сигналы, исходящие из Ташкента.

“За рамками нефтегазовой отрасли и т.н. челночной торговли экономическое присутствие Китая в Узбекистане сводится преимущественно к предоставлению кредитов на те или иные значимые для Узбекистана проекты, а также к заключению (на тендерной основе) торговых соглашений на поставку в Китай тех или иных видов узбекского сырья. Как представляется, повышенное внимание Китая к Узбекистану, которое обозначилось к середине первого десятилетия XXI века, определяется не столько экономическими, сколько политическими и стратегически соображениями”, - отмечают узбекские эксперты.

По их словам, Пекин был крайне обеспокоен резким усилением в 2001-2003 годах позиций США в Узбекистане и имевшим место ранее ростом активности радикальных группировок, так как республика во многих отношениях является ключевым государством Центральной Азии.

 
Эксперты: Охлаждение в 2004-2005 году отношений Узбекистана с Западом придало мощный импульс его экономическим связям с Китаем Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ЭКОНОМИКА

Аннотация доклада В.Парамонова, А.Строкова и О.Столповского агентством «Регнум» (Россия) от 28.10.2009.

 

Узбекские эксперты по вопросам Центральной Азии, политики России и Китая в регионе Владимир Парамонов, Алексей Строков и Олег Столповский в коллективном исследовании под названием “Экономическое присутствие Китая в Узбекистане” считают, что на протяжении 90-х годов ХХ века и даже в первые годы нынешнего десятилетия Китаю в целом не удавалось экономически закрепиться в Узбекистане, передает корреспондент ИА REGNUM Новости. По мнению экспертов, даже в 2001 году, когда Узбекистан приняла участие в создании ШОС, это не привело к быстрому и существенному росту экономического присутствия КНР в республике. Вплоть до 2002 года включительно китайско-узбекские экономические связи ограничивались преимущественно торговой сферой. Причем масштабы официальной (но не т.н. челночной) торговли были крайне несущественны. За период 1992-2002 годов объемы китайских поставок не превышали 114 млн. долларов в год, а сам товарооборот - 136 млн. долларов в год (чуть больше 2% внешнего товарооборота Узбекистана).

“Тенденция поступательного роста экономического присутствия КНР в Узбекистан наметилась только лишь после 2003 года. Знаковым событием в этом плане стал государственный визит в 2004 году в город Ташкент председателя КНР Ху Цзиньтао. По результатам данного визита был подписан целый ряд соглашений о развитии политического, экономического, военно-технического и культурно-гуманитарного сотрудничества.

 
Китай инвестирует в нефтегаз, нефтехимию и телекоммуникации Туркмении Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ЭКОНОМИКА

Аннотация доклада В.Парамонова, А.Строкова и О.Столповского Агентством «Регнум» (Россия) от 27.10.2009.

 

Узбекские эксперты по вопросам Центральной Азии, политики России и Китая в регионе Владимир Парамонов, Алексей Строков и Олег Столповский в коллективном исследовании под названием "Экономическое присутствие Китая в Туркмении" считают, что главный интерес для Китая представляют газовые ресурсы страны, так как экспортные возможности Туркмении по нефти невелики, передает корреспондент ИА REGNUM Новости.

По мнению экспертов, на всем постсоветском пространстве Туркмения является единственной страной, которая обладает высоким экспортным потенциалом по газу и имеет возможность экспортировать большую часть (свыше 3/4) добываемого "голубого топлива".

"Это связано со значительными запасами газа в стране, которые, по туркменским оценкам, составляют около 25 трлн. кубических метров. Здесь необходимо отметить, что туркменские оценки, по-видимому, могут быть завышены. Доказанные запасы туркменского газа, по данным целого ряда иностранных экспертов, значительно ниже: около 3 трлн. кубических метров - без учета еще фактически не разведанного газового месторождения "Южный Иолотань", на которое Туркмения возлагает большие надежды. Однако его запасы пока точно не известны (хотя это месторождение, безусловно, относится к категории крупных), а проведенное в октябре 2008 года аудиторское исследование дает очень расплывчатую оценку. В то же время, даже если предположить, что Ашхабад существенно преувеличивает газовые запасы страны, в любом случае внутренние потребности республики относительно доказанных запасов невелики, учитывая малочисленность населения (около 5 млн. человек) и отсутствие крупной промышленности (за исключением самой нефтегазовой отрасли)", - отмечают узбекские эксперты.

 
Всплеск экономической активности КНР в Туркмении произошел после появления долгосрочного стратегического интереса к газовым ресурсам Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ЭКОНОМИКА

Аннотация доклада В.Парамонова, А.Строкова и О.Столповского Агентством "Регнум" (Россия) от 26.10.2009.

 

Узбекские эксперты по вопросам Центральной Азии, политики России и Китая в регионе Владимир Парамонов, Алексей Строков и Олег Столповский в коллективном исследовании под названием "Экономическое присутствие Китая в Туркмении" считают, что вплоть до середины первого десятилетия XXI века Китайская Народная Республика (КНР) не проявляла особой активности в плане усиления своего экономического влияния в Туркмении, передает корреспондент ИА REGNUM Новости.

По мнению экспертов, масштабы присутствия производителей из Китая на туркменском рынке не были заметны даже на фоне внешнеторговых связей самой Туркмении. В период 1992-2006 годов объемы поставок товаров из Китая не превышали 110 млн. долларов в год, а двустороннего товарооборота - 125 млн. долларов (около 1,8% от товарооборота Туркмении).

"Интенсивный рост объемов торговли пришелся на 2007 год, когда товарооборот увеличился в 3 раза, достигнув 377 млн. долларов (порядка 3,96% туркменского товарооборота), где объемы самих туркменских поставок не превышали 63 млн. долларов (0,96% экспорта Туркмении), а объемы поставок китайских товаров увеличились со 107 до 314 млн. долларов (10,4% импорта Туркмении). В 2008 году китайско-туркменский товарооборот увеличился еще на 76% и составил уже 663 млн. долларов (порядка 4,1% туркменского, 0,03% китайского товарооборота). Объем туркменских поставок в Китай составил 95 млн. долларов (0,8% экспорта Туркмении, 0,008% китайского импорта), а поставок из Китая - 568 млн. долларов (12,7% импорта Туркмении, порядка 0,04% китайского экспорта)", - отмечают эксперты.

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 Следующая > Последняя >>

Страница 7 из 7

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ