ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
Сотрудничество в Центральной Азии: мнения казахстанских экспертов Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ФОРУМ
Автор: Владимир Парамонов   
17.02.2014 14:10

По сравнению с экспертами из других стран Центральной Азии (ЦА) эксперты из Казахстана традиционно более активны в высказывании своих точек зрения, равно как и в продвижении общерегиональных интересов и приоритетов. В этой связи, проектом «Центральная Евразия» организована отдельная виртуальная экспертная дискуссия по вопросам взаимодействия стран ЦА с участием экспертов только из Казахстана: Марата Шибутова, Айгуль Есимовой, Антона Морозова, Олега Сидорова и Светланы Кожировой.

Владимир Парамонов, руководитель проекта «Центральная Евразия»: дорогие коллеги, большое спасибо, что согласились принять участие в дискуссии. Основные ее вопросы нацелены, прежде всего, на усиление сотрудничества в ЦА. На мой взгляд, несмотря на практическую слабость этого сотрудничества, тем не менее, это вовсе не означает нецелесообразности поиска новых схем и алгоритмов для развития позитивных элементов взаимодействия, вплоть до выхода на уровень кооперации и даже интеграции. Уверен, что это является вопросом «жизни и смерти» для ЦА: ведь если, мы не научимся сотрудничать на том, качественном уровне, который отличает успешные страны от неуспешных, то будем обречены на утрату всяких перспектив развития, будем «разорваны» на сферы и сектора влияния, со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями. Итак, Вам слово.

Марат Шибутов, представитель Ассоциации приграничного сотрудничества: какая из стран ЦА наиболее близка/приоритетна Казахстану и почему? На мой взгляд, это, конечно же, Узбекистан, хотя в СМИ и общественном мнении это, совершенно очевидно, что Кыргызстан. Однако, мне представляется, что пока сотрудничество с остальными странами ЦА для Казахстана не является приоритетным, а поэтому укрепление «близости» не стоит в повестке дня. В свою очередь, самой «проблемной» для Казахстана страной остается Кыргызстан: в силу водно-энергетической проблемы и неспособности соблюдать ранее достигнутые договоренности.

Правомерно ли в случае ЦА вообще говорить о некоем «центре» регионального сотрудничества? Так как само понятие ЦА является во многом надуманным, то я думаю, что и говорить об его «центре» и, тем более, «сотрудничества» просто некорректно. Ни первого, ни второго, ни третьего, как такового нет. Все эти годы интеграционные проекты в регионе были чисто внешними. Поэтому я не думаю, что в будущем что-то существенно изменится. Интеграция будет «китайской», «российской», «американской», но не исходящей от стран региона: просто у государств ЦА сил на это не хватит.

Айгуль Есимова, доцент кафедры социальных дисциплин Южно-Казахстанского государственного педагогического института: если расставлять страны ЦА в порядке приоритетности и некой близости по отношению к Казахстану, то я бы выделила две группы стран. Первая группа – Кыргызстан и Узбекистан, а вторая – Туркменистан и Таджикистан. Почему так? Кыргызстан и Узбекистан находятся в особой приоритетности (причем, на одинаковом уровне) в силу исторической и культурной близости. Что нужно для укрепления связей с этими  странами? Эти страны, прежде всего, должны решить свои наиболее острые внутренние проблемы. При этом, думаю, что ни с одной из стран ЦА у Казахстана нет сложностей. Есть лишь только некоторые разногласия в представлениях о том или ином вопросе.

Безусловно, что в нынешней ситуации центром регионального сотрудничества является Казахстан, который, тем более, активно  выступает с различными идеями взаимодействия со странами ЦА. Однако, на мой взгляд, таким центром все же должен быть Узбекистан. Одним из немаловажных факторов, подталкивающих Ташкент к этой роли, объективно, является демографический. Представляя собой «демографического тяжеловеса» в ЦА, Узбекистан является практически единственной страной, которая во всех странах региона имеет многочисленную узбекскую диаспору.

Что необходимо сделать для активизации сотрудничества между странами ЦА? Ключевая рекомендация – это, конечно, нужна политическая воля руководства стран ЦА. Другой вопрос: как ее формировать? Ответ: скорее всего, только усиливая взаимодействие экспертов, ученых и в целом интеллектуальной элиты стран региона.

Антон Морозов, политолог: я бы не стал спешить с расстановкой стран региона по приоритетности/близости для Казахстана. Это сделать очень и очень сложно, поскольку не ясно, на какие критерии ориентироваться. С точки зрения исторических традиций, нам, конечно же, ближе Кыргызстан – тоже кочевая, номадическая культура. Однако, на этом все сходства и вся приоритетность заканчиваются. С экономических позиций делать какие-либо серьезные выводы, на мой взгляд, довольно легкомысленно, поскольку объемы взаимной торговли очень низкие, а разница ключевых экономических показателей колоссальна.

В свою очередь, с точки зрения политики, тоже ничего не ясно, поскольку страны региона не только не имеют единой стратегии, а, напротив, довольно часто принимают разнонаправленные решения. Не был практически реализован ни один из множества предлагавшихся интеграционных проектов. Исходя из этого, дать ответ на вопрос «как укрепить эту близость» невозможно в силу того, что близости то, как таковой, и нет.

С какой/какими из стран ЦА у Казахстана существуют наибольшие сложности и что можно порекомендовать в плане их преодоления?  На мой взгляд, наиболее сложные отношения у Казахстана с Узбекистаном. Это обусловлено соперничеством за лидерство в регионе, берущим начало еще с советских времен. Теперь, когда страны обрели суверенитет, очень много желающих на этом соперничестве сыграть. Решить эту проблему поможет только время, поскольку рано или поздно реальное сближение в сферах экономики, безопасности, культуры произойдет. Это неизбежно. Просто нужно уметь ждать. И, на мой взгляд, только лишь совместно Казахстан и Узбекистан могут стать центром регионального сотрудничества. Думаю, что реальные интеграция и кооперация возможны только через экономику. Необходимы совместные региональные экономические проекты. А для этого, нужно чтобы экономические показатели стран были сопоставимы.

Мне представляется, что, глобальные игроки, скорее наоборот будут стараться не допустить какой-либо серьезной интеграции в геополитически важном для них регионе. При этом, наиболее уязвимы/восприимчивы для внешнего воздействия были и остаются Таджикистан и Кыргызстан.

Олег Сидоров, политолог: приоритетность для Казахстана остальных стран ЦА я бы увязал с их потенциалом в экономической и политической сферах. При таком подходе, места распределятся следующим образом: Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан и Туркменистан.

Как ни странно, наиболее близким, на мой взгляд, является Узбекистан. Только с Узбекистаном Казахстан может сотрудничать на равноправной основе. В то же время, очевидно и то, что именно Узбекистан составляет весомую конкуренцию Казахстану. Это касается практически всех сфер жизнедеятельности государства. В итоге, сила и потенциал Ташкента могут способствовать как расширению сотрудничества, так и продолжению соперничества двух республик за статус регионального лидера. В этом плане наращивание взаимовыгодного сотрудничества во всех перспективных сферах возможно только при наличии политической воли руководства двух стран. Однако, как показывает время, сближение Ташкента и Астаны в краткосрочной перспективе не представляется возможным.

С какой из стран ЦА у Казахстана существуют наибольшие сложности? Со всеми государствами региона у Казахстана сложились довольно ровные отношения. Что касается возможных проблем, то они напрямую связаны с бездействием или низкой амплитудой деятельности различных министерств и ведомств каждой страны, в том числе самого Казахстана. И это касается как поддержания национальной безопасности, так и экономической составляющей. Ведь не секрет, что со дня обретения суверенитета руководством Казахстана декларировались задачи, направленные на защиту своих границ в регионе. Но, как мы видим, ситуация фактически не изменилась. В этом плане «приграничный» вопрос остается первопричиной многих проблем, связанных с безопасностью Казахстана.

Кроме этого необходимо учитывать, так сказать, ограниченный суверенитет Казахстана. Здесь речь идет о декларируемой Астаной самодостаточности и независимости от внешнего мира, в то время как на регулярной основе Бишкек и Ташкент дают понять своему соседу, что не везде республика самостоятельна. И отключение/снижение объемов поставок газа и электричества в Казахстан со стороны Узбекистана и Кыргызстана явный тому пример.

Что касается торгово-экономической составляющей, то членство Казахстана в Таможенном союзе, равно как и довольно низкий социально-экономический уровень развития Таджикистана и Кыргызстана не способствуют наращиванию отношений с этими республиками региона. К тому же известная истина гласит, что для того, чтобы двигаться вверх, необходимо выбирать себе партнера равного или более сильного, но не слабее себя самого. И в этом плане партнером по региону для Казахстана может стать только лишь все тот же Узбекистан.

Вместе с тем, далеко не все так гладко с Кыргызстаном. Являясь, по мнению Астаны, одним из экономических аутсайдеров региона, Бишкек, тем не менее, представляет некоторую опасность для экономических интересов Казахстана. В данном случае речь идет о низких ценах в Кыргызстане на продукты питания, товары народного пользования и автомобили. Так, про цены на транспортные средства с кыргызскими номерами в Казахстане уже давно бурно идет дискуссия на предмет приобретения казахстанцами авто из соседней республики.

Сам факт членства Кыргызстана в ВТО и принятие республикой международных правил игры стал причиной появления в стране продукции хорошего качества за относительно низкие цены. В этом плане Астана настороженно относится к кажущемуся на первый взгляд слабому Бишкеку. И это правильно, так как Кыргызстан одна из республик региона, которая при расширенной возможности войти на казахстанский рынок сможет обрушить тут искусственно завышенные цены. О последствиях подобного шага можно порассуждать после.

Какая из стран ЦА может стать центром регионального сотрудничества? Узбекистан может стать региональным хабом, способным объединить остальные страны региона в своем стремлении к расширению торгово-экономических связей, но этого пока не происходит, учитывая протекционизм узбекской политики. Права на звание регионального центра оспаривает также и Казахстан. Однако, масса нерешенных вопросов внутри страны, равно как и нежелание сесть за стол переговоров с другими странами региона, в том числе и Узбекистаном, не способствуют продвижению идеи развития регионального сотрудничества. Примечательно, что если бы власти Кыргызстана смогли бы гарантировать безопасность прибывающим в республику бизнесменам, то именно Бишкек мог бы претендовать на статус центра регионального сотрудничества.

Что делать в этой связи? Во-первых, необходимо время для переосмысления задачи по углублению и активизации торгово-экономических связей. Во-вторых, принимая во внимание ситуацию, связанную с нежеланием руководства ряда стран выработать общие правила игры, этим странам необходимо, пересмотреть свои позиции, сделав их менее жесткими и более направленными на поиск консенсуса, а не на борьбу за региональное лидерство. В-третьих, вполне вероятно, что интеграционные процессы в различных сферах возможны лишь при приходе к власти политиков новой формации, лишенных ярко выделенных «региональных амбиций» и способных договориться между собой, конечно, с учетом национальных интересов своих стран.

Способны ли или неспособны некие внешние силы сыграть позитивную роль в плане развития сотрудничества между странами ЦА? Межгосударственные объединения могут стать одним из катализаторов сближения стран региона. В этом плане привлекательным является Таможенный союз, который с переменным успехом демонстрирует свою жизнеспособность. Свидетельством этого является растущий интерес к ТС как со стороны стран бывшего СССР, так и со стороны стран дальнего зарубежья. Другим моментом, способным повлиять на сближение может стать фактор риска, который подтолкнет региональные элиты к сотрудничеству.

Светлана Кожирова, научный сотрудник Центра военно-стратегических исследований: невозможна какая-то единая иерархия приоритетности, поскольку каждая центральноазиатская страна важна для Казахстана по своему по определенному критерию. Но раз все-таки нужна какая-то очередность, я ее выстрою. Безусловно, на первом месте будет Узбекистан, поскольку именно от Астаны и Ташкента во многом зависит расклад сил в ЦА и региональная безопасность в целом. Неслучайно, что Н.А.Назарбаев сумел встать выше всяких споров о региональном лидерстве и пошел на сближение с И.А.Каримовым, особенно после выхода Узбекистана из ОДКБ. Затем, второе и третье места делят Кыргызстан и Таджикистан, которые важны для Казахстана в плане безопасности, особенно в связи с проблемой «Афганистан-2014». И на четвертое место я поставила бы Туркменистан: он особенно важен в связи с ситуацией в Каспийском регионе.

Чтобы развивать взаимодействие, разумеется, необходимо поддерживать политико-дипломатический и экономический диалог со всеми государствами ЦА и делать акцент на нашу экономическую взаимодополняемость и культурно-цивилизационную близость, тем более что Казахстан всегда ратовал за центральноазиатскую интеграцию.

С кем и какие сложности у Казахстана и что порекомендовать в плане их преодоления? Сложности имеются почти со всеми государствами ЦА. Что же касается рекомендаций, то необходимо подумать: рекомендации для кого? Для МИД Казахстана,  наших соседей, ОДКБ, ОБСЕ или НАТО? Безусловно, имеются сложности с Узбекистаном, который подозревает нас в стремлении к доминированию в регионе. Но мы уже сумели убедить Ташкент в том, что для нас этот вопрос не стоит на первом месте. Для нас куда важнее стабильность региона и гарантии от всякого рода «цветных революций».

Имеются проблемы с Кыргызстаном, который не дает нам гарантий безопасности казахстанских инвестиций, что стало особенно заметным в ходе двух государственных переворотов 2005 и 2010 гг. Тем более, что Кыргызстан не оценил по достоинству наши усилия в рамках председательства в ОБСЕ по урегулированию ситуации в республике. Бишкек принимает нашу гуманитарную помощь как должное и, одновременно, перекрывает воду нашим сельхозпроизводителям, т.д. Что тут можно порекомендовать? Немного здравого смысла кыргызским политикам? А самим себе рекомендации давать не надо: мы знаем, что делаем.

Также имеются проблемы с Туркменистаном, особенно в вопросе о положении казахской диаспоры в этой стране, но и в данном вопросе мы ведем себя сдержанно, без истерики и надрыва. Всему свое время.

С Таджикистаном у нас особых проблем нет: мы ему постоянно помогаем. Это и сфера энергетики, поставки топлива, гуманитарная и военно-техническая помощь. Отношения у нас ровные, без драматизма. В то же время, мы осознаем, что, во многом, от Таджикистана зависит ситуация с наркотрафиком из Афганистана, и здесь есть о чем задуматься.

Какие/какая из стран ЦА могут/может стать центром регионального сотрудничества? И правомерно ли в случае ЦА вообще говорить о некоем «центре»? Если рассуждать здраво, центром всегда становится наиболее мощная в экономическом плане страна, в данном случае – Казахстан. Было бы нелепо, если бы мы считали, что центром должен быть Узбекистан, чей ВВП в 4-5 раз меньше нашего. Но мы понимаем, насколько болезнен данный вопрос для Ташкента с его претензиями и амбициями, и потому не выдвигаем этот вопрос на первый план, а делаем акцент на наших общих интересах: вода, энергетика, безопасность, торговля и т.д. Оптимальным был бы тандем (или «ось») Астана-Ташкент, двойное лидерство (по примеру Берлин-Париж), общая ответственность за состояние дел в регионе.

Что необходимо сделать для активизации интеграции/кооперации между странами ЦА? Какие могут быть/в чем могут заключаться системные меры, ключевые рекомендации и просто идеи? Опять тот же вопрос: рекомендации для кого? На данном этапе развития региона следует делать акцент не на интеграции (это пока невозможно в силу ряда обстоятельств), а на кооперации, на совместных масштабных проектах (например, водно-энергетических, промышленных, научных и гуманитарных) и лишь потом, когда мы достигнем полного взаимопонимания и взаимного доверия, можно будет говорить об интеграции в полном смысле этого слова. На это могут уйти десятилетия.

Способны ли или неспособны, на Ваш взгляд, некие внешние силы сыграть позитивную роль в плане развития и укрепления интеграции/кооперации между странами ЦА и почему? Вы прекрасно знаете отношение внешних игроков к региональной интеграции и кооперации. Безусловно, Россия и Китай не очень заинтересованы в единой Центральной Азии, учитывая их собственные проекты (ТС, ОДКБ, ЕАЭС, ШОС, Великий Шелковый путь и т.д.). США выступают за региональную интеграцию, чтобы дистанцировать страны ЦА от РФ и КНР, но связать с Южной Азией и Афганистаном. Турция хотела бы реализовать пантюркистский проект, хотя бы на уровне зоны свободной торговли, но Россия и Китай этого не допустят.

Так что искренних сторонников центральноазиатской интеграции среди внешних игроков практически нет. Однако сама опасность «растаскивания» региона на куски внешними игроками может стать фактором региональной кооперации/интеграции. Вместе с тем, и кооперация, и интеграция требуют огромных ресурсов, которыми пока ни Ташкент, ни Астана по отдельности не обладают. Но если даже они объединят свои ресурсы, это не будет гарантией интеграции, поскольку слишком многое зависит от внешних игроков, действующих в соответствии с принципом «разделяй и властвуй». В этом вопросе я пессимист, а, вернее, реалист.

Виртуальный экспертный форум «Проблемы и перспективы взаимодействия стран Центральной Азии». Часть 6.

Примечание: материал подготовлен в рамках совместного проекта с Интернет-журналом «Время Востока» (Кыргызстан), http://www.easttime.ru/, при информационной поддержке ИА «Регнум» (Россия).

Похожие материалы:

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ