ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
Нацелена ли политика США на превращение Афганистана в фактор регионального сотрудничества? Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ФОРУМ
Автор: Владимир Парамонов   
05.11.2013 14:27

Завершая обсуждение ключевых аспектов политики США в Центральной Азии и Афганистане проект «Центральная Евразия» и интернет-журнал «Время Востока» пригласили к участию в виртуальной экспертной дискуссии следующих авторитетных специалистов: Гули Юлдашеву (Узбекистан), Искандера Аманжола (Казахстан), Эдила Осмонбетова (Кыргызстан) и Азиза Арианфара (Германия).

Владимир Парамонов, руководитель проекта «Центральная Евразия»: уважаемые коллеги, в этой части дискуссии мы подведем некий итог продолжающемуся уже несколько месяцев обсуждению основных элементов политики США в Афганистане и Центральной Азии. Предлагаю Вам оценить цели и задачи Соединенных Штатов, в том числе в плане военно-технического сотрудничества, влияние обстановки в Афганистане на региональные процессы. Безусловно, также приветствуются любые идеи и рекомендации по стабилизации Афганистана и укреплению безопасности стран Центральной Азии. Предоставляю Вам слово, а свое мнение – выскажу в конце данной части дискуссии.

Гули Юлдашева (Узбекистан), доктор политических наук: цели США и НАТО в регионе носят долгосрочный характер, поскольку связаны с проблемой обеспечения регионально-глобальной безопасности. Безусловно, это приведет к увеличению на центральноазиатском рынке западных вооружений и высокой потребности в обучении специалистов, поставке запчастей, модернизации. Однако, по всей видимости, речь идет лишь о взаимодействии в рамках уже существующей программы «Партнерство во имя мира», не более того. Переход стран региона на военно-технические стандарты НАТО предполагает более высокий уровень их подготовки, что в настоящее время, да и в ближайшем обозримом будущем вряд ли возможно.

Объективно закрепление геополитического господства США в Центральной Азии потребует взаимодействия с Россией, Ираном, Китаем. С этой целью США могут вполне использовать фактор наличия очагов региональной нестабильности и напряженности в межгосударственных отношениях. Однако,  глобальная держава может быть ограничена в своих действиях эффективной работой таких многосторонних организаций как ОДКБ и ШОС.  

После «ухода» из Афганистана сил международной коалиции США/НАТО удастся, по всей видимости, сохранить ограниченные параметры своего военно-политического присутствия в Центральной Азии. Так, власти Афганистана не возражают против планов США в случае, если стране будут предоставлены экономические гарантии и сотрудничество в области обеспечения безопасности. На внутриполитическом уровне основными точками опоры такого присутствия будут, на мой взгляд, про-западно настроенная политическая элита, бизнес-, академические, военно-политические, экспертные и дипломатические круги, чья деятельность связана с западными странами, молодежь, получившая западное образование, трудовые мигранты, длительное время проработавшие в странах Запада. На внешнеполитическом уровне такое присутствие будет поддерживать большинство международных организаций (ООН, ОБСЕ и др.), правительство Афганистана, государства Центральной Азии, Япония, Индия и, возможно, Пакистан.

Искандер Аманжол (Казахстан), ведущий эксперт консалтингового агентства «Сауран»: думаю, что США не уйдут из Афганистана. Ведь рядом Китай, рядом Иран и Персидский залив. Афганистан – это своего рода геостратегический пуп земли. Согласен и с прозвучавшим в ходе дискуссии тезисом, что «США выгодно поддерживать напряженность в регионе».

Говоря о возможности деятельности различных экстремистских сил отмечу следующее. Не думаю, что в «Лайхо» – «кодексе следования» талибов говорится о том, что они не намерены что-либо менять в Центральной Азии. Да, они симпатизируют различным экстремистским организациям типа ИДУ, СИД, ИДВТ, но в обмен на международное признание, прикроют их деятельность.

Тот же Узбекистан прекрасно понимает это. В своей афганской политике Ташкент будет руководствоваться прагматизмом: придут к власти талибы – будут работать с ними, придет кто-то другой – будут сотрудничать с ними. И это не будет мешать позиционировать себя как форпост борьбы с терроризмом и т.д. Ласковый теленок двух маток сосет. Казахстан, наверно, тоже будет следовать схожей линии. В свою очередь, Таджикистан хотел бы поддержать своих соплеменников, но для этого нет возможностей.

Однако, такие возможности есть у Пакистана, который не заинтересован в стабильном Афганистане. Вот кто, действительно, выиграл от американской войны с терроризмом. Как стратегический партнер США Пакистан получает финансовую помощь. Исламабаду удалось перенацелить американцев на выполнение своих задач: на борьбу с пуштунами. По сути, в Пакистане идет гражданская война. Тамошние пуштуны воюют с синдо-пенджабской элитой. Тем не менее, конфедерации Афганистана и Пакистана тоже не произойдет. В Афганистане пуштуны являются государствообразующим этносом, а в Пакистане – нет. Синдо-пенджабская элита не заинтересована в укреплении пуштунского меньшинства у себя, впрочем, как и пуштунского большинства в Афганистане. И этот курс будет поддерживать Душанбе: так как стремясь поддержать своих афганских соплеменников, Таджикистан  будет использовать ресурсы Пакистана. Следует обратить внимание на усиление дипломатической и иной активности Исламабада в Душанбе.

Эдил Осмонбетов (Кыргызстан), политолог: понятно то, что США не могут полностью вывести свои войска из Афганистана. Наиболее подготовленные спецподразделения, советники, базы останутся для решения экстремальных задач. По сообщению государственного департамента США, состав, численность и места дислокации этих сил будут озвучены.

Не снят с кыргызско-американской повестки дня и вопрос сохранения Центра транзитных перевозок «Манас», который, безусловно, отвечает национальным интересам Кыргызстана. По данным СМИ, за все время существования ЦТП «Манас» американская сторона выплатила более 600 млн. долларов в бюджет страны. Это ли не показатель?! По некоторым данным началась передислокация американского контингента  из Кыргызстана в Румынию. Однако это не означает, что вопрос  военного присутствия США  в Кыргызстане закрыт окончательно. Слишком много факторов будет влиять на это.

Стратегической цели оставаться в Афганистане у США нет. Обратимся к истории появления американских войск в Афганистане. Само появление войск США не было запланировано высшим руководством страны, основной причиной ввода войск были теракты в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года. Это был вызов со стороны групп международного терроризма и «Аль-Каиды». США, как сверхдержава, не могли не ответить на этот вызов.

Основными целями для США в Афганистане были следующие:

-  ликвидация баз международных террористов, центров подготовки боевиков;

- ликвидация режима талибов, который предоставил убежище Бен-Ладену – террористу номер один;

- создание условий для невозможности проецирования в будущем угроз безопасности США и их союзникам;

- наказание преступников и виновников терактов 11 сентября 2001года.

Все эти цели достигнуты и причин оставаться в Афганистане у США нет. Но прагматизм США не позволяет допустить ситуации возвращения экстремистов к власти в стране.

На мой взгляд, у США нет цели оказывать геополитическое давление на Россию и Китай или какую-либо другую страну региона. Тезис о том, что США выгодно поддерживать в регионе очаги нестабильности и напряженности для оправдания своего присутствия, является сильным преувеличением. Это не может быть целью ни одного нормального и цивилизованного государства. Современный мир взаимосвязан: нестабильность в одном регионе отражается эхом в другой части света. Мир велик, но он и тесен. Невозможно контролировать цепную реакцию очагов напряженности и нестабильности. Нет смысла оказывать давление на Россию и Китай. Миропорядок изменился, однако лекала «холодной войны» используются по-прежнему. Для понимания стратегических целей США в Центральной Азии необходимо понять природу, происходящих процессов в Афганистане.

За 12 лет войны в Афганистане военно-политическое присутствие США/НАТО в Центральной Азии уже сложилось и оформилось. Оно будет только развиваться и расширяться. Ключевые государства или точки опоры в регионе – это Кыргызстан и Узбекистан. Если США будет удерживать эти точки опоры своего присутствия, то невозможна  «ресоветизация» стран Центральной Азии.

Не считаю возможным активизацию экстремистских групп после ухода США/НАТО из Афганистана. Тем не менее, если подобная ситуация возникнет в той или иной стране Центральной Азии, то это будет результат столкновения мировоззрений различных религиозных экстремистов, прошедших обучение за рубежом или же прошедших информационную обработку «новоявленных пророков». Яркий пример этому – активность религиозных фанатиков экстремистского толка в Казахстане. Большинство СМИ СНГ и мира активно используют в своих репортажах сцены насилия, которые порождают страх и ненависть у аудитории. Эти эмоции обладают огромной энергией. Такими людьми легко манипулировать как государственным органам, так и террористическим группам, что мы сейчас и видим в современном мире. Это стало инструментом информационных войн.

Теперь к вопросу расширения военно-технического сотрудничества США/НАТО с центральноазиатскими государствами. Правительства стран Центральной Азии после распада СССР начали формировать национальные армии почти с «нулевых позиций». Естественно в такой ситуации в качестве образца лучше брать современные стандарты армий и техники – то есть  стандарты НАТО. Это выгодно не только в техническом и технологическом смыслах, но и в социальном плане: одним из основных требований стандартов НАТО является  улучшение социального положения военнослужащих, гуманизация и гуманитаризация во всех сферах военной деятельности.

На мой взгляд, государства Центральной Азии рано или поздно перейдут на военно-технические стандарты НАТО. Первые шаги уже сделаны. Проводятся совместные командно-штабные и военные учения, получили развитие различные программы НАТО в гуманитарной и военной сферах. Ярким примером такого сотрудничества является  действующая в ряде стран региона программа обучения английскому языку бывших военнослужащих национальных армий на бесплатной основе.

В связи с завершением миссии США и НАТО в Афганистане часть небоевого военного имущества, возможно, передадут национальным армиям региона. Это тоже шаг в том же направлении. Постепенно армии стран региона преобразуются в современные армии на основе военно-технических стандартов НАТО. В противном случае в регионе может возникнуть ситуация «стабильности нестабильности» ...

Азиз Арианфар (Германия), директор Центра исследований  Афганистана: мне бы хотелось сделать основной акцент на оценке ситуации в самом Афганистане и уже потом – на соперничестве вокруг него. На мой взгляд, обстановка в стране после 2014 года будет только ухудшаться и осложняться. Можно определенно сказать, что не удастся достичь мира с талибами. Несмотря на инициативы о переговорах с талибами со стороны различных государств мира, причем по сценариям, написанным в Вашингтоне, переговорный процесс ничего не даст.

Основное стратегическое соперничество в Афганистане в период после 2014 года будет между Китаем и Россией, что в конечном итоге приведет к физическому разделению страны де-факто на два квази-государства. США в соперничестве с Китаем за Пакистан, безусловно, проигрывают Китаю. И Пакистан с каждым днем все более и более склоняется к Китаю и все больше становится зависимым от Китая. Тем не менее, Пакистан со всей силой  будет продолжать игру с американцами, и пытаться получить как можно больше за свое согласие продолжать оказывать влияние на север и запад Афганистана.

Пакистанцы хотят дать понять американцам, что именно Пакистан является ключевой страной региона, и Вашингтон не сможет без учета интересов Исламабада, в одиночестве, опираясь на слабую администрацию Кабула, достичь своих целей. Пакистанцы предлагают американцам, чтобы их воспринимали в качестве равноправных партнеров в игре, а не как марионеток.  Точно так же Пакистан будет получать дивиденды у арабских стран, Ирана и даже России.

Пакистан при поддержке Китая и некоторых других странах, особенно  Саудовской Аравии, Катара и Ирана, будет впредь всяческий укреплять и поощрять силы талибов, группировки Хаккани и Хикматяра и, следовательно, кровавые столкновения с разыгрыванием пуштунской карты в стране впредь будут продолжаться.

Большая часть вооруженных сил Афганистана в южных и восточных регионах (в основном силы этнических пуштунов) после 2014 года со всем оружием, скорее всего, присоединяться к талибам.  Падение восточных и южных провинций рано или поздно неизбежно.

В связи с этим, Соединенные Штаты будут вынуждены (под видом установления мира в стране) путем сделок с Пакистаном и достижений компромиссов с талибами отстаивать эти провинции. В противном случае падение этих провинций (таких как Кандагар и Гильменд) в кровавых и ассиметричных сражениях на истощение, в присутствии американцев, будет непоправимым  ударом по престижу США.

Некоторые изменения в руководстве Афганистан, причем в не слишком отдаленном будущем, неизбежны. Думается, что американцы будут вынуждены привести к власти таких фигур, которые могли бы иметь дело и идти на компромиссы не только с талибами, но и с северными силами. Потенциал достижения компромисса нынешнего афганского политического истеблишмента с северными силами исчерпан. Между тем американцы, возможно, будут попробовать рассмотреть еще один вариант: федеральный Афганистан.

Наиболее эффективным решением проблем Афганистана, является  партнерство НАТО  и ШОС в афганском вопросе. Ясно, что США и НАТО могут  при содействии ООН достичь взаимопонимания с ШОС в рамках которого безопасность северных провинций будет предоставлена странам ШОС, а безопасность южных провинций – странам НАТО.

Более того, территориальная целостность и суверенитет Афганистана будут гарантированы только за счет развертывания международного фронта борьбы с терроризмом: поскольку  сотрудничество Америки, Европы, России, Индии, Японии, Кореи, Турции и Ирана сможет предотвратить любые амбиции арабских стран, Пакистана (косвенно Китая) и создаст условия для образования независимого национального правительства в Афганистане.

Учитывая все это, можно сказать, что идея восстановления нейтрального статуса Афганистана не имеет альтернативы и должна стать общенациональным девизом.

Владимир Парамонов (Узбекистан), руководитель проекта «Центральная Евразия»: спасибо дорогие коллеги за Ваши оценки. Поделюсь и своим видением, тем более, что у меня свежи впечатления от участия в двух мероприятиях, посвященных Афганистану. Первое мероприятие – закрытая конференция, организованная в конце августа этого года Delhi policy group (Индия) в г.Дели, в которой приняли участие высокопоставленные афганские политики, включая виц-президента, начальника генерального штаба, представителей парламента и  МИДа, государственных исследовательских структур. Второе мероприятие – международная конференция в Герате, организованная в начале октября Институтом стратегических исследований Афганистана, в ходе которой имел возможность общаться с местными и зарубежными политиками, военными, экспертами.

Многие эксперты, принявшие участие в обоих конференциях, едины во мнении, что ситуация Афганистане в 2014 году и последующие годы напрямую связана с предстоящими президентскими выборами, продолжающимся выводом сил международной коалиции и обстановкой в соседнем Пакистане. Согласен, что эти три фактора имеют важное значение, по крайней мере, в краткосрочной перспективе.

Следует признать, что пока ситуация в Афганистане достаточно стабильна. Причем, по сравнению с последними более чем тремя десятилетиями.  В какой-то степени это успех. Тем не менее,  тенденция на дестабилизацию также сохраняется.

В ходе обоих конференций высказывалось общее мнение, что в 2014 году Кабул, США и их западные союзники смогут удержать контроль над обстановкой в стране, если, конечно, не будет допущено каких-либо серьезных, системных ошибок и просчетов.  Прогнозировать ситуацию в Афганистане на последующие годы – крайне сложно. На мой взгляд, если попытаться «взвесить» некие позитивные и негативные факторы, то вес и влияние негативных факторов пока  представляется значительно большим. Поэтому мы, страны Центральной Азии, а также наши основные союзники – Россия и Китай должны готовиться к самым худшим сценариям. И важную роль в этом плане может сыграть  Шанхайская организация сотрудничества – единственный институт, где представлены основные евразийские акторы заинтересованные в афганском урегулировании.  

Тем не менее, следует признать, что у  Организации существует много проблем. Так, пока не приобрели конкретного оформления и наполнения ни экономическая, ни военно-политическая составляющие ШОС. Более того, нет главного – системного аналитического и прогностического обеспечения и сопровождения процесса становления и развития ШОС. Практически ничего не делается для проведения на регулярной основе междисциплинарных аналитических исследований по ключевым вопросам, стоящим на повестке дня сотрудничества в рамках ШОС, в том числе по тематике Афганистана и связанных с обстановкой в этой стране угроз и рисков безопасности.  В итоге,  взаимодействие в рамках Организации не столь эффективно как могло бы и должно было бы быть, включая в плане выработки общих позиций по региональным проблемам, например такой важной как афганская.

Виртуальный экспертный форум «Советы Бараку Обаме». Часть 17.

Примечание: материал подготовлен в рамках совместного проекта с интернет-журналом «Время Востока» (Кыргызстан), http://www.easttime.ru/, при информационной поддержке ИА «Регнум» (Россия).

Похожие материалы:

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ