ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
Асимметрия экономического развития Китая и России: главная проблема двусторонних отношений Печать E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ЭКОНОМИКА
Автор: В.Парамонов, А.Строков   
28.06.2012 09:29

Несмотря на то, что еще в 90-е годы прошлого века России и Китаю удалось снять политическую напряженность и урегулировать многие вопросы, доставшиеся двум странам в наследство от периода весьма сложных отношений 60-х – 80-х годов, формат российско-китайских экономических отношений так и остался крайне малоэффективным, ограничивается практически только торговлей.

Хотя за 20 постсоветских лет объем российско-китайской торговли увеличился более чем в 40 раз, структура товарооборота показывает, что российские поставки в КНР представлены фактически только лишь сырьем, в то время как поставки из КНР в РФ – готовой продукцией с высокой степенью переработки.

Причем, начиная примерно с 2000-го года, усиление сырьевой ориентации России в экономических взаимоотношениях с Китаем приобрело характер устойчивой тенденции. Об этом свидетельствует фактическое исчезновение в российских поставках высокотехнологичной продукции, которая обозначается в статистических источниках как «машины и оборудование». Так, в период 2000-2011 годов доля «машин и оборудования» (в основном это были поставки военной техники) в российском экспорте в Китай устойчиво уменьшалась с 29,4% до 1,2% соответственно.

Это говорит о том, что между Россией и Китаем так и не сформировалось именно полноценных экономических отношений, которые предполагали бы интенсивное инновационно-производственное и инвестиционное взаимодействие, а в итоге – формирование высокого уровня структурно-технологической взаимозависимости различных отраслей национальных экономик. В этих условиях не просматривается и общности долгосрочных экономических интересов двух стран, а наоборот – очевидно преобладание краткосрочных коммерческих соображений. Во многом это связано с тем, что стратегические направления развития экономик России и Китая имеют ярко выраженную асимметрию, принципиально отличаются друг от друга.

Сегодняшний Китай – страна с самой динамично, а главное – полноценно развивающейся экономикой. Высокие темпы экономических преобразований в Китае уже значительно увеличили спрос на сырьевые ресурсы, а выполнение поставленных руководством КНР новых масштабных задач по экономическому развитию страны на период до 2020 года потребует дальнейшего существенного наращивания объемов сырья. Поэтому не случайно Китай активно скупает по всему миру месторождения углеводородов, цветных металлов и других видов сырья. В лице России Китай также видит, прежде всего, одного из потенциальных поставщиков сырья, главным образом нефти и газа с месторождений на Дальнем Востоке и в Сибири.

В отличие от Китая, Россия – страна со все более усиливающейся сырьевая направленностью развития экономики, которая жестко привязана к конъюнктуре глобальных и региональных рынков сырья (главным образом, углеводородов). Причем, характерно и то, что сложившаяся сегодня сырьевая ориентация российской экономики характерна в отношениях не только с Китаем, но и вообще. Если по итогам 2011 года, доля «машин и оборудования» в российских поставках в КНР составила упомянутые 1,2%, то во внешних поставках вообще – не  превысила 4,5%.

Это свидетельствует о том, что Россия уже де-факто превратилась в сырьевой придаток глобальной экономики (что видно и на примере отношений с Китаем), утратив целые отрасли своей промышленности, квалифицированную рабочую силу, научно-технологические школы и т.п.

Сложившаяся многолетняя практика масштабных поставок за пределы России сырьевых ресурсов рассматривается как надежный источник поступления финансовых средств как в российский бюджет, так и на счета компаний, занимающихся добычей и экспортом. Таким образом, де-факто Китай пока является для России главным образом всего лишь перспективным рынком поставок сырья, в первую очередь углеводородов в рамках «стратегии» диверсификации экспортных поставок и выхода на новые рынки сбыта.

Асимметрия экономического развития китайской и российской экономик, в свою очередь, предопределяет различие целей и задач, которыми руководствуются Россия и Китай при формировании подходов к выстраиванию экономического сотрудничества. Если Китай делает ставку на технологическую модернизацию и инновационное развитие всех современных отраслей промышленности, то Россия делает ставку на продажу как можно большего объема сырьевых ресурсов по максимально возможной цене.    

Как представляется, вышеуказанная асимметричность развития не только не способствует, но и, более того, препятствует формированию прочного фундамента равноправных и взаимовыгодных экономических отношений, без чего немыслимо выстраивание прочных и долгосрочных межгосударственных отношений вообще. Именно фактическое отсутствие полноценного взаимодействия между национальными экономическими системами России и Китая во многом и определяет нынешнюю крайне низкую эффективность российско-китайских отношений в целом и ярко выраженную декларативность стратегического партнерства в частности. 

Во-первых, экономические отношения между Россией и Китаем ограничиваются в основном торговлей (включая т.н. челночную торговлю). Причем формат российско-китайских торговых отношений складывается преимущественно по формуле российское сырье (в основном энергоресурсы, а также черные и цветные металлы, лес и др.) в обмен на китайскую готовую продукцию (в основном на товары широкого потребления, машины и оборудование).

В частности, свыше 85% китайского экспорта в РФ составляет готовая продукция, в то время как российский экспорт в КНР включает около 88% сырьевых ресурсов. Причем, наиболее важную роль в российских поставках в Китай играют энергоносители (свыше 65% российского экспорта в Китай).

В свою очередь, инновационно-производственное и инвестиционное сотрудничество остается на крайне низком уровне и даже незаметно в общем контексте российско-китайских экономических связей. В настоящее время функционирует свыше 700 российско-китайских СП. В основном это предприятия малого и среднего бизнеса, деятельность которых ориентирована на развитие инфраструктуры приграничной торговли и заготовку леса. Почти все вышеуказанные предприятия расположены вдоль российско-китайской границы, а их суммарный капитал находится в пределах 1,5 - 3 млрд. долларов. На фоне масштабов экономики и потенциалов России и, тем более Китая, это практически нулевой уровень.

При этом, Россия и Китай достаточно сильно зависят от внешних инвестиций, что вынуждает их конкурировать между собой за доступ к финансовым рынкам. Инвестиционный климат в Китае более привлекательный нежели в России, а процесс либерализации китайского фондового рынка может сделать его отрыв от РФ по уровню инвестиционной привлекательности еще более значительным. В условиях нынешней, либеральной экономической модели глобального развития, это даст дополнительный импульс к вывозу российского капитала в Китай, что будет способствовать консервации сегодняшнего формата российско-китайского экономического сотрудничества. 

В целом, отсутствие тесных экономических связей и растущая конкуренция за доступ к внешним инвестициям объективно делает российско-китайские отношения хрупкими, а перспективы их дальнейшего развития туманными. Только масштабное экономическое взаимодействие в целом ряде отраслей экономики между Россией и Китаем может стать гарантом поступательного и долгосрочного развития и укрепления российско-китайских отношений. Весьма показательным в данном плане мнение ряда ведущих китайских экспертов, что «лишь экономические отношения, основанные на тесной взаимной смычке и взаимной опоре способны обеспечить крепкий фундамент развития российско-китайских отношений, а уповать только на политические отношения – это питать необоснованные надежды».

Более того, сегодня российско-китайские экономические отношения сориентировались на узко торговый формат. Китай оказывает помощь России в освоении сырьевых ресурсов, главным образом это касается энергоносителей. Практическое воплощение получают в основном проекты по обеспечению добычи и экспорта энергоресурсов России в Китай (геологоразведка, добыча ресурсов, строительство трубопроводов, линий электропередач). При этом российско-китайское экономическое сотрудничество подчинено краткосрочным узко корпоративным интересам сырьевых (преимущественно энергетических) компаний двух стран, что вряд ли будет способствовать становлению и развитию российско-китайского стратегического партнерства.

Во-вторых, налаживанию полноценного экономического сотрудничества между Россией и Китаем в условиях современной либеральной модели и формата развития глобальной экономики мешает еще и ряд других трудностей, которые связаны, прежде всего, с различными геоэкономическими условиями двух стран.

Крупнейшие промышленные центры России расположены в основном в европейской части страны, на Урале, в Западной Сибири, и к тому же значительно удалены от основных мировых морских коммуникаций (и как следствие, основных торговых и финансовых потоков). В свою очередь, крупнейшие промышленные центры Китая расположены в основном в южной и юго-восточной части КНР, непосредственно на побережье теплых морей, вблизи основных мировых торговых коммуникаций. В результате, сильная удаленность друг от друга российских и китайских промышленных центров ведет к повышенным финансовым затратам на чрезвычайно протяженные (от 7000 км и выше) сухопутные перевозки.

Необходимо учитывать еще и то, что промышленные центры Китая расположены в тропической и субтропической климатической зонах. В то же время, российские промышленные центры расположены в такой климатической зоне, для которой характерны значительно более низкие, нежели в тропиках и субтропиках зимние температуры. В этой связи крайне показательны расчеты экспертов США (Институт Брукингса) относительно влияния зимних температур на эффективность экономической деятельности. Так, согласно этим расчетам, «понижение т.н. индекса «температуры на душу населения» (под этим подразумевается среднее значение температуры воздуха наиболее холодного месяца в тех регионах, где сосредоточено подавляющее большинство населения и наиболее энергоемкие производства) на 1 градус приводит к фактическому уменьшению  ВВП на 1,5-2,0% и сокращению динамики экономического роста на 3%».

В результате, более высокая «природная энергоемкость» российских предприятий ведет к повышенным финансовым затратам, а производственные операции на территории России в целом обходятся дороже, нежели на территории Китая. В дополнение ко всему вышеизложенному можно отметить на порядок более низкую по сравнению с Россией стоимость рабочей силы в КНР, гораздо более привлекательный инвестиционный климат в Китае, включая на порядок меньшее, чем в России «коррупционное давление» на экономику.

В итоге, такая резкая дифференциация геоэкономических условий России и Китая в значительной степени осложняет, прежде всего, производственную, инвестиционную и технологическую кооперацию. Китайским компаниям, как правило, выгоднее вкладывать средства и размещать заказы на те или иные виды продукции внутри своей страны, нежели в России. Даже себестоимость добычи и транспортировки углеводородов в России является достаточно высокой, хотя здесь Китай уже руководствуется и соображениями стратегической диверсификации доступа к источникам сырья и его резервирования на долгосрочную перспективу. В свою очередь, российским компаниям, как правило, трудно пробиться на китайский рынок из-за объективно жесткой конкуренции, причем не только со стороны  самих китайских компаний, но и компаний других стран.

В-третьих, и в России и Китае пока сохраняется недооценка того факта, что развитие долгосрочного и взаимовыгодного экономического сотрудничества немыслимо без формирования соответствующей стратегической и комплексной программы совместного развития. Как представляется, только данная программа может стать неким гарантом устойчивости взаимовыгодного сотрудничества в экономической сфере, так как между всеми отраслями экономики существует тесная взаимосвязь.

Например, машиностроение тесно связано с целым рядом отраслей современной промышленности: металлургией, металлообработкой, химической, электротехнической и электронной отраслями, станкостроением и приборостроением, прикладными научными исследованиями в самых различных сферах и т.п. По этой причине долгосрочное, эффективное и взаимовыгодное российско-китайское экономическое сотрудничество без тесной кооперации в различных отраслях экономики вряд ли будет реальным.

Однако выработка данной программы возможна только при условии наличия общности долгосрочных экономических интересов, целей и принципов, предпосылок к началу формирования чего пока тоже не просматривается. Построение системы общих долгосрочных экономических интересов немыслимо без консолидированной политической воли России и Китая, а главное – взаимного осознания необходимости (и даже целесообразности) жертвовать краткосрочными, в том числе коммерческими интересами ради поэтапного выстраивания долгосрочного взаимовыгодного сотрудничества, в целом получения именно стратегических выгод и преимуществ в экономическом развитии.

***

В итоге современный формат экономических отношений между Россией и Китаем не только не способствует развитию взаимовыгодного экономического сотрудничества, но и очевидно крайне невыгоден России и мало соответствует общим целям декларируемого стратегического партнерства. По этой причине наблюдаемое в последние годы политическое сближение само по себе без полноценного экономического взаимодействия, не будет гарантией долгосрочного и неконфликтного развития двухсторонних отношений. Все это, а также набирающее обороты скрытое соперничество между РФ и КНР, безусловно, будет негативно сказываться и на перспективах российско-китайского экономического сотрудничества. 

В то же время, одностороннее изменение Россией нынешнего (по сути, уродливого) формата российско-китайских экономических отношений чревато недоразумениями, а также определенными осложнениями в двусторонних отношениях, пусть и краткосрочного характера.

Поэтому необходима высокая политическая воля и политическое доверие со стороны обоих стран для того чтобы изменить уже запущенные алгоритмы экономических отношений, взаимное стремление к поиску/формированию общности долгосрочных экономических интересов, а на их основе – выработку комплексной программы полноценного экономического сотрудничества, которая была бы подчинена и общей стратегии развития долгосрочных партнерских (а в перспективе – реально, а не декларативно союзнических) отношений.

Примечание: материал подготовлен в рамках совместного проекта с интернет-журналом «Время Востока» (Кыргызстан), http://www.easttime.ru/.

Похожие материалы:

 

Для того чтобы комментировать Вам необходимо зарегистрироваться на сайте!

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ

рублей Яндекс.Деньги

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

КОММЕНТАРИИ

ОБЛАКО ТЕГОВ